Вы еще не знаете, что такое Странник? Тогда просмотрите презентацию Что такое «Странник»?
Не существует болезней, существуют только больные люди.
ПСИХОСОМАТИКА - ЧТО ЭТО ТАКОЕ?
Жить трезвым
Пьет муж?
Духовные причины тяжёлых болезней
Можно ли не болеть или... совсем другая медицина
Здоровье и болезнь
Другая часть мозга
ПСИХОСОМАТМКА АЛКОГОЛИЗМА
Алкоголизм излечим!
ТРЕЗВОСТЬ БЕЗ КОДИРОВАНИЯ
ПАНИЧЕСКАЯ АТАКА И ЕЁ ЛЕЧЕНИЕ
Обида и ее последствия!

Божественная медицина (введение к книге)new

 

 

ВВЕДЕНИЕ    

 

Как известно, все медицинские знания, получаемые как дипломированными специалистами, так и простыми людьми, в сущности, опираются на знания физических, химических и биологических законов. Эти знания, особенно в области физики, за последнюю сотню лет претерпели головокружительную перемену. Теория относительности, квантовая механика, теория поля, волновая модель строения материи, голографическая модель устройства Вселенной, теория информации и, наконец, понятия о виртуальной реальности практически мало повлияли на фундаментальные знания в области химии и особенно биологии. Именно поэтому мы имеем то, что имеем: люди болеют, стареют и умирают. Всё так же грустно, как и тысячи лет назад. Правда, живём ненамного дольше, чем раньше. Но как живём? Всё так же страдаем, остро ощущаем несправедливость окружающего нас мира, теряем иллюзии с годами прожитой жизни, боимся неизвестности после смерти и сожалеем об упущенных возможностях… И в чём же тогда смысл этой жизни?

Этот «проклятый» вопрос неотрывно мучает нас во все периоды нашей жизни, с момента, когда мы начинаем впервые осознавать себя и до самой смерти. Но большинству, даже образованным индивидам, ответ так и не удаётся найти, и мы вновь и вновь ощущаем боль где-то там, в области сердца, понимая, что внутри нас что-то не так, вновь и вновь задаём этот «проклятый» вопрос окружаемому нас миру, и… разводим руками от бессилия.

Но есть ли надежда? А как же все эти знания, накопленные человечеством за весь период эволюции? Может, стоит лишь немного приоткрыть завесу тайны и побольше узнать о самих себе, чуть ближе подойти к пониманию Истины и поглубже проникнуть в суть вещей, и тогда все прояснится?

Если Вы мучительно ищете Путь к прозрению и обретению здоровья во всех глубинных аспектах его понимания, то эта книга – для Вас. Это не какой-то обзор универсальных знаний и не переписывание чужих откровений, никаких скучных академических доказательств и сложных формул. Это собственный опыт доктора, который однажды, «упёршись в стену», захотел узнать, а что же скрывается там, за гранью?.. Что из этого получилось? Ответом является данная книга…

  

                                                                                                 Предисловие

                          

  С момента выхода в свет фундаментального труда Ричарда Гербера «Вибрационная медицина» прошло около 10 лет. Эта книга о  медицине, которой ведущие мировые ученые пророчат великое будущее. Внимательное прочтение заставляет глубоко задуматься любому специалисту от медицины,  а  именно что и как должно диагностироваться  и лечиться. Впервые именно закрытому врачебному  сообществу  открывается   возможность выйти за пределы общепринятого представления об устройстве человека и изучить тонкоэнергетическую анатомию человеческого тела, как это принято во  врачебных кругах.  В  замечательной книге,  написанной доктором медицины,  сделан важный шаг в создании нового понимания устройства жизни и места человека в ней   Она  написана в стиле любимой доказательной парадигмы принятой официальной медициной. Но, закрывая последние страницы вдумчивый читатель понимает, что выводы автора  обескураживают и   точно  доказывают наличие «того света» и иной реальности,  с точки зрения современной физической науки. Понятия о вибрационной природе материи и человеческого тела как части природы расширяют границы понимания  современной науки. В книге точно зафиксировано и доказано, что все объекты материального мира имеют энергоинформационную оболочку, в том числе и объекты живой природы. Так как у живой природы она была обнаружена прежде, чем у неживой, назвали эту оболочку биополем или аурой. В начале XX в. супруги Кирлиан сфотографировали эту  оболочку у листа клена. Лауреат Нобелевской премии француз Сен-Дьерди около 30 лет назад написал книгу «Биоэнергетика». Японец Небойя доказал научному миру, что энергоинформационная оболочка пронизывает человеческое тело множеством каналов - меридианов. Метод биорезонансной терапии (БИТ) Зубовой-Стюарт также тому подтверждение. Эти доказательства могут шокировать как «узких специалистов» так  и многих медицинских материалистов - консерваторов, верящих лишь в силу фармакологии, хирургии и трансплантологии.

     Несомненно, эти знания в корне меняют очень многое. В чём же «опасность» этой книги для современной медицины?  Во-первых, эта книга - первый шаг к изменению понимания устройства человека в рамках теории относительности Энштейна и открытий физики, сделанных в 20 веке. Революция в понимании устройства Вселенной,  произошедшая  100 лет назад, до написания этой книги, практически никак не сказалась на современных представлениях о биологических и физиологических процессах, что отразилось в преобладании доказательной парадигмы официальной медицины.  То есть существует и действует лишь то, что можно измерить и опытно проверить приборами и статистическими выкладками. Если за пределами кожных покровов нет человека, то и нечего изучать. Во-вторых, расширение границ понимания  строения человека во вне,  открывает неизведанные ранее современной науке «тайные зоны», которые каким то образом влияют на процессы, происходящие с физическим телом,  и возможно являются отправной точкой процессов, хорошо изученных западной медицинской наукой.  В-третьих, воссоединение человека с природой мироздания в корне меняет принципы и подходы в диагностике и лечении заболеваний. То есть книга доказывает неразрывность  вековых восточных  и современных западных представлений об устройстве жизни и места человека в Космосе.  Наконец, идеи о целостности (холизме) человека и природы  в корне меняют представления о роли самого человека и  таких понятиях как  здоровье и болезнь.

            Новая медицина, учитывающая энергоинформационные тела человека и его физическое тело, является заветной мечтой современного человечества и в то же время - его далеким прошлым. Ведь новое - это хорошо забытое старое. Сегодня эта медицина возрождается под названием холистическая, т.е. целостная, рассматривающая  человека как сложную целостную систему, объединяющую душу,  (на языке медицины - психику), на языке биофизиков - тонкие физические ноля и физическое тело. Причем первичным, более ценным с точки зрения Природы является душа, но не физическое тело. Поэтому эволюция человека как вида и идет таким путем. Через информационное поле человека Природа «считывает» его негативные программы, которые противоречат программам эволюции вида «homo sapiens» и при помощи болезней, страданий физического тела осуществляет механизм коррекции. Другими словами, болезнь физического тела - это остановка, дающая возможность человеку задуматься, осмыслить, что в его отношении к жизни противоречит духовным законам Природы. Изменив отношение, человек выходит из болезни. Полное выздоровление (недаром оно называется «исцеление», от слова «целый») идет всегда через изменение сознания человека. На языке христианской религии этот механизм называется покаянием...

            Вот мы и подошли к необходимости работы с душой человека, вечно парящей в Духе Вселенной А если вспомнить древние знания Аюрведы, то можно понять, что это было давно известно людям. Аюрведа учит, что причины наших болезней находятся в душе. Это страх, гнев, обида, злость, ревность, жадность, зависть и многие другие человеческие несовершенства. Как же распознать эти причины болезней? Ведь они бывают чаще всего скрыты глубоко в подсознании. В обычном бодрствующем состоянии сознания туда вход закрыт. Но его можно открыть в другом состоянии сознания, которое называется «расслабленное бодрствование». Это естественное состояние сознания, которое человек проходит два раза в сутки - в момент засыпания и в момент пробуждения.

    Сегодня как никогда, доказательная  физическая наука  приблизилась к вечным знаниям и понятиям об устройстве Вселенной и роли человека в ней. Эти идеи неразрывно связаны с понятиями о Боге и божественном устройстве мироздания. Понятия современной квантовой физики о вибрационной природе устройства материи приблизили человечество к более полному представлению о роли  и месте человека в безграничных просторах космоса.  Это понимание приходит мучительно и, к сожалению оказывается недоступно большинству так называемым образован-ным людям, к которым несомненно относятся  и доктора. Идеи о Боге многих пугает своей грандиозностью, многим она недоступна в принципе из-за «заспанности» разума, для других доступ к Богу ограничен религиозными рамками. Но ведь человек создан по образу и подобию Бога, только по какому образу и какому подобию. Оказывается ответы на эти вопросы уже есть и есть уже давно, только нужно их  разглядеть. Пора это сделать и медицине как науке, если она хочет соответство-вать принципам эволюции во Вселенной. Медицина должна стать божественной, именно такой  какой она и должна быть, как наука изучающая человека и  его проблемы как частицы Божественной мудрости.

         

 

ВСТУПЛЕНИЕ

 

                          Одно автобиографическое наблюдение

 

Итак, с чего же всё началось? Ну, конечно, сперва я родился, и местом моего рождения стал город Саратов. Жили скромно, с братом и приемной сестрой, в огромной, воспетой в песнях коммуналке – «на тридцать восемь комнаток всего одна уборная». Жить было тесновато, проблем было хоть отбавляй, может быть, поэтому мои родители частенько выясняли между собой отношения, чему мы с братом и сестрой являлись невольными свидетелями. Детство мое прошло незатейливо – школа, спортивные увлечения, жажда соперничества, первые доказательства своей значимости в мире, чтение книг запоем, cлава Богу, родители – филологи. Что я читал? Да всё подряд.

Дома на полках стояли сотни книг, но мне и этого было мало. На каникулы, которые я проводил летом у бабушки, я брал книги из районной библиотеки. И даже из читального зала «под честное слово». Некоторые книги проглатывал за ночь! Набирался «книжного» жизненного опыта. Счастливая пора! В общем, жил, как все. Хулиганил, влюблялся, страдал из-за неразделённой любви, страстно играл в футбол, затем пошёл в борьбу дзюдо, познал фанатичную преданность тренеру и режиму. Вскоре пришли первые победы, поражения, реальные достижения и провалы. А следом за ними, спустя некоторое время, – первые попытки задуматься о причинах побед и неудач.

И вдруг внезапный интерес к медицине в возрасте 16-17 лет. После окончания школы в 1983 году я поступил в Саратовский мединститут, где сразу нутром ощутил, что попал в «десятку». Как я это понял? Да просто страсть к чтению нашла себе здесь отдушину. Помню «благостный трепет» при чтении книг по биологии, физиологии, анатомии, гистологии. С первых курсов большинство книг я хотел иметь у себя дома, так как многие «вещи» не понимал сразу. Уже тогда, во времена научного материализма и коммунизма, при изучении строения клеток, тканей, органов, я начал удивляться уникальной структуре этого «невидимого» мира, в который удавалось заглянуть через микроскоп. И, что интересно, я тогда совсем не понимал физику и, как и многие другие студенты, считал изучение этой науки блажью, относясь к ней пренебрежительно. Да и сама физика в программе обучения находилась всего полгода, и только на первом курсе. Как я сейчас об этом жалею. Но верно, что всему своё время.

Неожиданно на 3 курсе, на фоне, казалось бы, прекрасного спортивного здоровья, я попал на операционный стол под скальпель хирурга с приступом аппендицита, и впервые ощутил какой-то неземной комфорт после операции. Позже я понял, что мне укололи морфий. Это был первый опыт неожиданной потери (кажущегося мне тогда полным) контроля над собственной жизнью. Но тогда я плохо осознавал то, что со мной произошло. Жизнь все еще оставалась прекрасной.

Первый опыт работы в качестве эскулапа я получил на 4 курсе. В районной больнице летом на Волге я целый месяц пробовал себя в качестве хирурга и акушера-гинеколога. Много резал живую ткань и принимал мучительные роды. Здесь я впервые начал чувствовать себя ответственным за чью-то чужую жизнь. Однако уже осенью, когда нужно было определяться с выбором дальнейшей специализации, понял, что хирургия – это не моё. Не знаю почему, я почувствовал, что слишком тяжело всё время «благородно и возвышенно утопать по локти в крови», и это не для меня. Конечно, хирурги тогда казались «крутыми». Подкупали умение быстро помочь, сила и отвага, безграничная благодарность пациентов и уважение коллег. Правда, иногда, что неприятно поражало, многие из маститых специалистов выходили на операции пьяными.

Тогда что же – буду терапевтом. И здесь на первый план вышли Их Величества науки биология, биохимия, физиология, изучавшие нормальное функционирование клеток, органов и сложных систем жизнеобеспечения целого организма, и фармакология, тупо зазубренная на 2 курсе. Последняя как раз и была основным ключом к нормализации многочисленных патологических, то есть болезненных состояний бренного тела.   

Казалось, всё, что нужно было здесь узнать – это лишь то, как функционирует клетка и её мембрана, самую суть обмена веществ – строение ДНК и генов, тайну синтеза уникальных по своей структуре белков, процессы распада и синтеза сложных молекул в живом организме. Стало понятным, что если ты хочешь стать специалистом в этой сфере, нужно всё это очень подробно изучить, и я опять со страстью ринулся осваивать «невидимый» микромир.

На 5 курсе я начал работать в научном биохимическом кружке и стал  учиться сам проводить научные эксперименты. Это было время потрясающих открытий, чтение передовой иностранной литературы, углублённое изучение строения мембран клеток и внутриклеточных структур. И опять предчувствие открытия великих тайн устройства жизни. Волшебный мир микромира просто захватывал. Удивительная гармоничная взаимосвязь внутреннего устройства клетки и внеклеточной бурлящей жизни, уникальная роль мембраны, играющей роль мудрого таможенника, каскады химических превращений сложных молекул, все эти основные строительные элементы живой ткани – белки, углеводы, жиры. Будущая карьера врача казалась просто ошеломительной. Что смущало тогда? Странным в этом священном храме науки казалось то, что многие причины или этиология болезненных сбоев  в организме просто неизвестны. Ну и что, наивно думал я тогда? Что требуется от врача – навык в понимании механизмов болезни и умение правильно их исправлять с помощью многочисленных природных и синтезированных лекарств. Нужно только знать, что от чего лечит, точно подбирать дозу препарата и терпеливо ожидать выздоровления. Это и есть благородная задача! А с опытом работы придёт нужная уверенность.

Неожиданно на 5 выпускном курсе мединститута я обзавёлся семьёй и,  как впоследствии выяснилось, принял на себя ответственность за жизнь близких мне людей – жены и дочери, и… вскоре впервые столкнулся первым личным опытом непонимания в семье, который ранее наблюдал в отношениях между родителями. Чтобы хоть как-то приблизиться к разрешению возникших проблем, я начал почитывать доступную психологическую литературу.

К моменту окончания медицинского института я попал в интернатуру  на кафедре нервных болезней, где мне пришлось пристально изучать строение нервной системы и устройство мозга. Одновременно появилась возможность накапливать врачебный опыт. Вот здесь и наступил первый серьёзный  кризис. Возникли некоторые неразрешимые тогда противоречия. Что же случилось? 

С одной стороны, в этот период своего становления как лекаря я стал робко проникать в причинно-следственные связи многочисленных сбоев в организме, понимая, какую главенствующую роль в организации уникального строения человеческого тела играет мозг, с другой стороны, мне открылась – и это неприятно было осознавать – беспомощность врача  в деле излечения болезни. На дежурствах я видел десятки больных, которые не могли контролировать самые простейшие функции своего тела, и тогда я вдруг уяснил себе, что значит полная абсолютная потеря контроля над собой.  Я впервые столкнулся лицом к лицу с Её Величеством Смертью. На этом этапе я впервые стал понимать, что есть болезни излечимые и неизлечимые. Ну что же, утешал я себя тогда, – это жизнь, она должна ведь когда-то подходить к концу и обрываться. Важно сосредоточиться на правильной постановке диагноза, и делать всё возможное, что бы её продлить.

После окончания интернатуры мне стало понятно, что есть расстройства функциональные – устранимые при правильном понимании причин и органические – практически необратимые. В особый раздел я стал относить заболевания наследственные, то есть роковые, которые можно было только распознавать и изучать. Предпринять хоть какие-то шаги к выздоровлению было невозможно. Только симптоматическая лекарственная терапия.

Среди функциональных заболеваний выделялись заболевания с так называемой психогенной природой, при которых реальные симптомы и синдромы (совокупность симптомов) проявлялись через расстройства либо ощущений (боль, тревоги), либо движений (нарушения координации и параличи), а методы лечения были не совсем понятные. Опытные врачи таких больных не жаловали и после постановки диагноза старались их скорее выписать или отправить к психиатрам. Получалось странно, вроде бы вот она, великая организующая роль нервной системы над жизнедеятельностью организма, могущество мозга как центрального регулятора сложнейших процессов в организме, и рядом, по соседству с этим кажущимся величием – реальность повседневной жизни врача: главное – поставить диагноз, а вылечить или «нельзя в принципе» или «непонятно как».  Так был усвоен первый практический урок.

И вдруг удача! Мне как молодому учёному с углублённым изучением биохимии представился шанс начать серьёзную диссертационную научную работу. И что же в основе этой работы? Лазерная установка! Помню, с каким удивлением я тогда выслушивал объяснения профессора, предлагавшего с помощью передовой установки оценить влияние нового метода терапии на процессы кровообращения у больных с нарушениями кровоснабжения мозга. Все просто – световод в вену, и пристально изучаем биохимию крови.

Первое время всё было довольно странно. Тридцать минут облучения крови в течении 5–7 дней красным направленным пучком света реально сокращали пребывание больных в стационаре. Симптомы недостаточности  кровоснабжения мозга постепенно исчезали буквально после первых сеансов лазеротерапии. Параллельно с этим тонкие биохимические анализы отражали нормализацию структуры эритроцитов, показатели текучести крови – реологию, структуру мембран клеток крови. «Дурной» холестерин замещался основными структурными элементами мембран – фосфолипидами. Дальше – больше: улучшение показателей иммунитета, и даже в некоторых  случаях обратное развитие «страшного» атеросклероза сосудов. Сказать что-либо о новом способе лечения мне было нечего. Всё, что я мог тогда, – это фиксировать в таблицах различные показатели, вычислять коэффициенты, собирать истории болезней, отслеживать динамику в течение лет. В целом работа была закончена через 2 года. И, материалы диссертации легли,  как говорится в стол. Наступила ПЕРЕСТРОЙКА…

Как оказалось, заработная плата врача была «никакая», а наличие семьи заставило задуматься о «хлебе насущном». И я решил подрабатывать. Для расширения докторского  кругозора устроился дежурным врачом в клинику наркологии и открыл для себя новую страницу своей жизни. В отличие от неврологических больных, которые навязчиво хотели лечиться, алкоголики буквально сбегали из больницы при первой возможности. Однако в момент абстиненции умоляли им помочь. И такая помощь могла потребоваться в любое время суток. Каждое дежурство было как маленькое приключение. И я осознал, что мне очень не хватает знаний по психиатрии. Ушёл целый год на постижение новых истин. Уже вскоре я почувствовал себя востребованным в качестве врача-нарколога. Несмотря на «общее нежелание лечиться» больные алкоголизмом и наркоманией требовали помощи в момент синдрома отмены (похмелья) и не жалели никаких средств.  Это опять резко контрастировало с наблюдениями в клинике неврологии. Вскоре моя помощь стала требоваться не только в рамках клиники, но и приватно на дому у клиентов. С этого момента можно сказать всё и началось. Это «всё» означало,  что я стал доктором….

Следующие годы ушли на накопление практического опыта. Наркологический «чёс» не давал возможности задумываться. Я как оператор и режиссер в одном лице  наблюдал изнутри за «человеками». Лица, рожи, плачущие родственники, вонь и грязь,  сквернословие и  беспамятство, агрессия и беспомощность, страхи и депрессия, откровенные мысли о бестолковости жизни и нежелание жить. И я как «отхожее место», куда это всё сливается. В общем, человеческие грехи  без масок и прикрас. Ну,  значит, такова докторская жизнь. Помню смесь своих тогдашних  притуплённых  ощущений – груза ответственности в виде страха, гордости как спасателя, желание вникнуть  в смысл болезни и понимание откровенной бесперспективности когда-либо вылечить кого-либо. С  другой стороны, я успешный доктор с хорошим материальным достатком. Правда, слова благодарности приходилось слышать редко.  Да и что удивляться, зачастую больные даже не помнили обо мне, как о спасителе, так как были без сознания. Тогда я часто задавал вопрос – зачем мне всё это? В то время ответа не было, да и не могло быть в принципе. Как и ранее я решил глубже изучить проблему зависимости и опять  мои друзья книги пришли мне на помощь. 

    В этот период я вновь вспомнил о диссертации, хотя уже несколько лет был вне официальной системы здравоохранения. Я работал во времена глобальных перемен в стране. Из больниц и клиник я ушёл. И был предоставлен самому себе. Приватные вызовы давали не плохую возможность безбедно существовать, а свободное время я посвятил написанию диссертации. Мой руководитель - профессор охотно  помог мне писать и дал возможность грамотно изложить наработанный ранее материал.В течение года я завершил работу и был готов к защите. В этот период мне пришлось объяснять самому себе,  как же  действует лазер, в чём его уникальный эффект и где та точка приложения, которая запускает весь каскад биохимических реакций. Выводы диссертации доказывали эффективность лечения, что совпадало с обзором имеющейся  литературы в других областях медицины. Но чёткого объяснения тонкого механизма я так и не нашёл. Защита прошла успешно. И я получил степень кандидата наук.Несомненно, это придало мне вес в медицинских кругах. Позже я понял, что дальнейшая моя судьба и всё что я делал позже и делаю сегодня неразрывно связано с той работой, которую я проделал ещё молодым.

   В 1997 году я с моим сокурсником врачом психиатром, который работал в клинике психиатрии, начали неожиданно обсуждать создание собственного психоневрологического центра. С «перестройкой» пришли новые законы и начали появляться первые частные медицинские центры, для которых нужно было оформить лицензию. Ещё работая в клинике, я получил некоторый опыт организации подобного центра, будучи «замом». К счастью вскоре нашлись люди, которые захотели вложить деньги и средства в создание нашего частного медицинского центра. Так родился наш «ИНФОМЕД», название которого не до конца мной тогда осозновалось,  с которого началась совсем другая жизнь. По сути,  Мы стали первым в городе центром частной психиатрии, наркологии, неврологии и психотерапии. Открывались огромные возможности. Над нами не было «старших товарищей», и у нас появилась определённая свобода. Мой коллега как оказалось за годы работы в «дурдоме» набрался ценного опыта, особенно в работе с наркоманами и алкоголиками,  которого не было у меня, но, а я с кандидатской степенью возглавил центр. С этого момента мы смогли принимать на работу специалистов, которые привнесли много нового  и мы, используя свой опыт, навыки наших врачей и передовые технологии лечения зависимостей, которые были нам доступны, начали новый этап своей деятельности.

    В первые же годы я стал невольным наблюдателем работы наших психотерапевтов. Гипнотерапия, НЛП, гештальт-терапия, психодрама, элементы психоанализа постепенно вошли в практику работы центра и я опять почувствовал пробел в знаниях и вновь возникла страстная потребность в чтении новых книг. Вот здесь пришлось глубоко вникнуть  в идеи З. Фрейда, К.Г.Юнга, Э. Фромма, К.Ясперса, В.Франкла, И. Ялома Г. Пезяшкяна и др. Наверное тогда, на фоне успешной практики моих коллег начали проступать первые догадки об истинных причинах человеческих недугов и постепенно на свет вышла ёё Величество «ПСИХИКА». Термин «психосоматика» прочно увязывал болезненные проявления тела, и тонкой казалось невидимой силы «психе», что позволяло воздействовать на человека без фармакопейных препаратов, действия которых я кропотливо изучал долгие годы. К примеру, оказалось, что существует огромный спектр болезней, обусловленных скрытой или «маскированной» депрессией, симптомы которых исчезают вместе с выходом из депрессии. И самое главное интуитивно возникло понимание, что без лечения психики не может быть полноценного лечения тела. И опять трепет перед новыми разделами Знаний, которые могут открыть дверь в невидимую для многих сторону человеческой Жизни. 

    Через год новый, совершенно невероятный поворот в жизни - поездка в США, где я воочию наблюдал лечение алкоголиков и наркоманов без участия врачей, на основе программы «12 шагов», где исходом лечения являлось признание пациентом в виде помощника Высшей силы или Бога. Вновь сила психики, сознания, разума вышли на первый план. Уже тогда, я  и сам после 10 лет практики стал понимать, что излечение зависимости только врачами практически является невозможным, что так любимая мною биохимия и фармакология не могут объяснить не причины душевных расстройств не самого выхода из жизненного тупика. После возвращения из поездки, возник ещё более серьёзный кризис. Свободная практика, неплохие вознаграждения, и как следствие зависть коллег не могли принести уже того удовлетворения от работы. Старые представления о медицине ещё не отпускали, новые были на уровне интуиции. Мы продолжали рутинно выполнять свои задачи по спасению наших пациентов, но стало ясно, что нужно что-то новое в подходах к лечению. Да, я стал хорошим ремесленником, навыки и умения позволяют безбедно существовать, но помочь до конца больным и их родственникам я не могу. Что же? Я не Бог, как оправдывались многие из врачей. Нужно было менять всё, но как? Стать Богом, страшно и просто смешно. И тогда  я повстречался со «СТРАННИКОМ» и сам невольно  стал им. И с этого момента моё ремесло доктора постепенно стало превращаться в искусство врачевателя. Можно сказать, моя жизнь вновь обрела смысл. И Слава Богу!